В 1240 году объединенные войска монголов во главе с внуком Чингизхана Батыем (Бату) осадили Киев и пошли на штурм столицы Киевской Руси. Оборона Киева продолжалась с сентября по ноябрь (по другим данным, до 6 декабря) 1240 года является главным событием монголо-татарского вторжения на Запад (1236-1242).

Оборона Киева Галицко-Волинский и Суздольский летописные тексты описывают эти события.  В советское время были опубликованы исторические две повести Василия Яна «Батый» и «К последнему морю», в них очень точно описаны те трагические события.

Дата штурма Киева

Штурмовать столицу Батый начал 5 декабря 1240 года, на следующий день — день Святого Николая Угодника  (по старому стилю) город пал.

Воевода Дмитрий —

руководил киевлянами и войском находящимся в городе. Когда подошли монголы в Киеве не было князя, которому город принадлежал на то время — Данило Романович Галицкий. Он оставил в Киеве наместника — тысяцкого Дмитрия. Предполагается что вооруженных защитников города насчитывалось тысяч 4..5 тысяч, среди которых профессиональных дружинников — около 2 сотен. Ополчение сформированное из горожан было вооружено лишь копьями и топорами. Все население города по разным оценкам насчитывало 30..50 тысяч человек. Киев в это время был бесспорно главным политическим местом, княжеским столом, за владение которым боролись князья в междуусобных столкновениях. О монголах киевляне не знали ничего, нападение восприняли очень апокалиптично — дескать это кара божья. Пришлых варваров считали народом-вестником конца света. Существует легенда, что во время штурма города воевода Дмитрий попал в плен: » Бату-хану указали на пожилого статного воина в блестящих латах. «Это высокий багатур — главный начальник здешних войск, Дмитро. «Взять его живым и невредимым, привести в мой шатер», — приказал Батый.» (Василий Ян»К последнему морю») Дмитрий был схвачен. Он посоветовал хану идти войной дальше, в Венгрию..

Данило ГалицкийОборона Киева -самоотверженный и мужественный отпор киевлян монголам

Укрепления Киева были в основном деревянно-земляными (каменными были главные ворота) и не могли устоять пред стенобитными машинами, катапультами и осадной техникой монгол. Киевляне, расставленные по указанию воеводы Дмитрия на всех стенах, окружающих город, не могли предвидеть куда враг направит свой главный удар. «Скоро ты увидишь дрожащих послов здесь на коленях с мольбой о пощаде. Разве они не видят сколько нас? … Надо выждать и взять город измором.  » — говорил Батый своему советнику Субудай-багатуру. По всему городу, на каменных стенах, на деревянных и камышовых крышах, засыпанных снегом, чернели тысячи вооруженных Киевлян, наблюдавших за началом битвы. О покорной сдаче города хан больше не говорил. Всем стало ясно , что предстояла отчаянная борьба»(Василий Ян «К последнему морю»)

Сколько людей столько и воинов.

К Бату-хану подвели пленного: «Говори правду, или тебе отрубят голову: сколько войска здесь в Киеве?» «Сколько людей, столько и воинов. Теперь каждый взялся за топор или рогатину.» Следующим пленным оказалась молодая женщина. Она истекала кровью, лежала на спине, не в силах подняться, поставить ее на ноги так и не удалось. » Зачем притащили женщину? Я приказал привести тех, кто бьется с нами»,- гневно спросил Бату-хан. «У них все женщины тоже дерутся рядом со своими братьями и мужьями, — объяснил переводчик. В эти тяжелые дни в Киеве не было ни одного человека, для которого не нашлось бы дела самого неотложного, нужного. Все дома по обе стороны улиц снаружи были заперты замками: значит все население до последнего человека покинула свои жилища и вышло защищать Киев. Дети подносили камни, ветки лозняка, старики варили смолу и кипятили воду, а кто мог держать в руках меч, копье или лук и колчан а калеными стрелами, а то и просто топор, — всякому было указано место, и с этого места его могла заставить сойти только смерть.

Уязвимое место.

«После огромных усилий монголам с помощью мощных таранов удалось проломить Лядские ворота (современный Майдан Незалежности) и вражеская конница неудержимой лавиной ринулась по главному пути, устилая дорогу телами убитых…» Здесь в заболоченной низине было самое уязвимое место в городе. Отчаянный бой разгорался по всем улицам. Не храбростью, силой или доблестью одолевали враги, а несметным своим количеством — на одного горожанина, держащего меч в руках, приходилось по три-четыре опытных татарских воинов. Однако никто не просил пощады. Дорого отдавали осажденные свою жизнь, держась из последних сил — из посылаемых на поддержку ворвавшимся монголам новых отрядов ни один не возвращался обратно.

Бой кончился у высоких дверей Десятинной церкви.

Горожане воспользовались паузой в сражении и отошли в цитадель на Старокиевскую гору. » Оборона Киева продолжалась. Даже на кровле Десятинной церкви находилось множество людей, метавших в татар стрелы и камни. Красивый каменный храм с позолоченными куполами был переполнен женами и детьми самых знатных людей Киева, нашедших там свое последнее прибежище. Туда же были снесены ценные вещи, меха и одежды, которые так надеялись захватить монголы…  В полутемном храме было душно, кругом слышались причитания и стоны, некоторые громко молились, надеясь на чудесное спасение, плакали дети. Несколько человек начали рыть подкоп, чтобы выбраться из храма на противоположный склон — у людей появилась надежда на спасение, они твердо решили не открывать дверей… Монголы из-за пожара не могли ждать, вскоре притащили стенобитный таран с железным наконечником. Им упорно ударяли в стену церкви пока она не была пробита, и прекрасное здание рухнуло похоронив под своими развалинами всех, кто укрывался внутри, вместе с богатствами… Монголам ничего не досталось.

Город был весьма большой и очень многолюдный, а теперь он сведен почти ни на что.

Монголы имеют обычай после биты сжигать тела своих воинов на костре. Долго ходят вокруг него, распевая свои песни, пока костер не догорит дотла. В Киеве обычай был нарушен, монголам пришлось поспешно бежать из охваченного пламенем города. Весь провиант и корм для лошадей сгорел. «Урусы», мужественно умиравшие за свою столицу вызывали удивление и сочувствие любовью к своей земле пи полным бесстрашием. Взятие Киева обошлось татарам слишком дорого. Хан положил на холмах «уруского» города лучшую половину своего огромного войска, татары начали роптать. Добычей хана стали лишь дымящие развалины. Все это привело Батыя в бешенство, он двинул свое войско дальше в «вечерние страны».

Социальные сети

Добавить комментарий